Публикации

Публикации

Просмотров 1192

[СБ БЕЛАРУСЬ СЕГОДНЯ, №246 от 22.12.2016г.] - Железные аргументы порой бессильны

За последние полтора десятилетия металлургия, во многом являющаяся индикатором мировой экономики, пережила, как минимум, три серьезных спада в своем развитии. Главным последствием кризисных явлений всякий раз было резкое снижение цен на металлопродукцию.

 В таких непростых условиях перед производителями встает несколько вариантов дальнейших действий: минимизировать издержки и вступить в жесткую ценовую конкуренцию, заморозить производство и уйти в тень либо же рассчитывать на господдержку. Не будет она лишней и в вопросах вытеснения с внутреннего рынка основных соперников. Именно по такому сценарию все чаще разворачиваются в последнее время события. К сожалению, в большой разбор полетов оказался втянут и флагман отечественной металлургии — Белорусский металлургический завод: с 21 декабря Евросоюз установил 12,5 %-пошлину на импорт из нашей страны арматуры, чтобы противодействовать «чрезмерно низким ценам». Как в таких непростых условиях выстраивают стратегию своей работы жлобинские металлурги и насколько они способны влиять на ситуацию на мировом рынке стали нам в интервью рассказал генеральный директор ОАО «БМЗ — управляющая компания холдинга «БМК» Анатолий САВЕНОК.

Image

  — Анатолий Николаевич, в последнее время появляется весьма противоречивая информация относительно характеристик мирового рынка стали. Что вообще происходит?

   — Ситуация на мировом рынке стали по-прежнему остается напряженной. Серьезное влияние на нее оказывает имеющееся колоссальное перепроизводство. Неясности добавляет и политика Китая, стимулирующая как внутренний спрос на металлопродукцию так и наращивание ее производства. С учетом наличия и без того избыточных мощностей весомая часть выплавляемой в КНР стали отправляется на мировые рынки. Это в свою очередь вызывает логичную цепную реакцию: всвязи с продолжающимся наплывом в страны стального импорта зарубежных производителей, чрезмерно высокими по сравнению с другими производителями расходами, себестоимостью и неконкурентоспособностью электросталеплавильного производства некоторые заводы в различных странах вынуждены были просто закрыться. Те же, что удерживаются на плаву, в большинстве своем не могут работать на полную загрузку. Коэффициент использования производственных мощностей по выплавке стали для 65 стран – участниц WorldSteel, в октябре 2016 года был на уровне 69,6 процента.

   — Удается ли в таких условиях БМЗ находить своих покупателей и работать на полную загрузку?

   — Могу смело сказать, что наше предприятие обеспечено заказами, достаточно плодотворно идет и договорная кампания на 2017 год. Благодаря проведенной масштабной модернизации мы смогли улучшить качественные характеристики выпускаемой металлопродукции, а также выйти на рынок с новыми ее видами. Например, с кругами для автомобилестроения. В целом наличие более 50 сертификатов соответствия национальным и отраслевым стандартам на различные виды продукциии развитой товаропроводящей сети по всему миру в сумме с работой профессиональной команды металлургов на самом заводе позволяют нам мобильно реагировать на спрос и распределять свои объемы. Так, за 11 месяцев продукция БМЗ экспортировалась в 52 страны мира. Доля экспорта (в объеме промышленного производства) за указанный период составила 87,7 процента.

   — Анатолий Николаевич, скажите для понимания ситуации: насколько весома доля БМЗ в общем объеме мирового производства стали?

   — Для наглядности достаточно привести две цифры. По данным Всемирной ассоциации стали Worldsteel, месячное мировое производство стали только в октябре 2016 года достигло отметки 136,5 миллиона тонн. Годовой же потенциал БМЗ составляет 3 миллиона тонн.Так, в2015-м с выплавленными в 2,6 млн. тонн в рейтинге крупнейших сталелитейных компаний мы находились где-то на 110-м месте. В рейтинге стран-производителей стали Беларусь за 2015 год заняла 41-е место.

   — На фоне таких цифр обвинения в демпинге выглядят как минимум неожиданно. Согласились ли вы с позицией Еврокомиссии?

   — Безусловно, нет, и дело здесь не только в объемах. Есть и другие аргументы, ставящие под большое сомнение, что импорт со стороны БМЗ может быть угрозой для промышленности ЕС. Сюда относится и реализуемая маркетинговая политика предприятия, и его сырьевая зависимость, в том числе, от поставщиков из ЕС, и отсутствие избыточных мощностей. Если говорить предметно, то нужно отметить, что сегодня весь мир, включая наш завод, работает в рыночных условиях. В этой связи стратегия БМЗ направлена на минимизацию коммерческих рисков, и, следовательно, на диверсификацию рынков. В долгосрочном периоде мы стремимся реализовать формулу «30/30/30» с приблизительно равными долями рынков СНГ, Европы и стран дальнего зарубежья в нашем портфеле зарубежных контрактов. Естественно, в связи с краткосрочными колебаниями конъюнктуры мы можем на временной основе корректировать направления нашего экспорта, например, с учетом резкого падения спроса на соседних с Беларусью рынках. Но, повторюсь, такие изменения не носят кардинального характера. Глобально мы не планируем «складывать все яйца в одну корзину» и будем и далее придерживаться принципа рациональной диверсификации. Это, если хотите, – гарантия рентабельности предприятия в условиях резких колебаний конъюнктуры на отдельных рынках. В контексте детализации своей мысли приведу еще один пример: речи не идет о несоразмерных поставках продукции на рынок какой-либо отдельно взятой страны Евросоюза. Мы стремимся равномерно удовлетворять спрос во многих странах ЕС. Из 28 стран данного региона БМЗ отгружает свою металлопродукцию в 24 из них. ТОП-5 стран ЕС в общем объеме экспорта БМЗ в денежном выражении за 11 месяцев 2016 года выглядит следующим образом: Германия (12,7%), Нидерланды (8,5%), Литва (7,9%), Польша (6,2%), Италия (3,7%). Как я уже говорил, у нас элементарно нет свободной продукции или мощностей ее производства, чтобы резко увеличить объемы реализации на данных рынках. Однако ЕС, скорее всего, сосредоточился исключительно на ситуации, сложившейся в 2015 году, когда БМЗ временно увеличил свой экспорт в Польшу и страны Балтии. Во многом этому способствовало закрытие двух заводов (в Латвии и Словакии). Образовавшуюся нишу оперативно и заполнил БМЗ, перенаправив часть объемов с менее выгодного на тот момент рынка РФ. При этом в 2016 году импорт арматуры из Беларуси в данный регион вновь снизился, практически достигнув предыдущего уровня. Руководствуясь целью получения максимально возможного объема прибыли, БМЗ снова вернулся с поставками в Российскую Федерацию, где укрепился курс рубля, и образовался спрос в связи с увеличением продаж в дальнее зарубежье российскими производителями. Подтверждением этому является и тот факт, что Польша за прошедший период текущего годавдесятке стран в экспорте арматуры заняла лишь 9-е место с долей менее 3 процентов. При этом, стоит отметить, что после ухода БМЗ с рынков Польши и Прибалтики, эту нишу заняли отнюдь не производители ЕС (испанские, французские или немецкие).

   — Вы упомянули о поставках сырья и материалов из ЕС. Их стоимость также напрямую обуславливает ценовую политику БМЗ…

   — Да, Беларусь в части металлургии не располагает собственным сырьем. Мы закупаем около 55% используемого металлолома за рубежом, включая государства ЕС. Например, в этом году было принято решение о закупке лома из Евросоюза с целью формирования его зимнего запаса на осенне-зимний период 2016-2017 годы, а также расширения конкурентной среды. На данный момент уже осуществлены первые поставки шредированного металлолома, в том числе. из Дании и Финляндии. В целом за 10 месяцев текущего года нашими предприятием из ЕС было импортировано сырья, материалов и комплектующих на сумму 26,7 млн долларов. Все это лишь подтверждает, что мы зависим не только от здоровья наших рынков-потребителей, но и от колебаний цен на сырье. Кроме того, себестоимость инвестиций в модернизацию у нас жестко зафиксирована в цене экспортируемых товаров и не позволяет, как некоторые партнеры наивно или же надуманно полагают, играть с ценой на конечную продукцию. Мы не враги себе и не можем работать в убыток.

   — Анатолий Николаевич, насколько нам известно, БМЗ в принципе на 100% построен с использованием технологий, ноу-хау и финансирования из стран Евросоюза?

   — Да, и это еще один аргумент, ставящий под сомнение позицию ЕС. Предприятие было построено «под ключ» австрийской фирмой «Фест-Альпине» и итальянской «Даниели», с этими же поставщиками оборудования мы и работаем на протяжении нашей более чем 30-летней истории. При их технической поддержке, а также помощи европейских банков БМЗ провел масштабную модернизацию своего производства, запустил в работу новый сортопрокатный стан. Все это было сделано, чтобы повысить добавленную стоимость продукта в русле установок руководства страны, экономических условий развития и повышения конкурентоспособности БМЗ и белорусской металлургии в целом. Мы сознательно направляем на эти цели значительные ресурсы. Естественно, тот факт, что мы стали производить новую, более качественную и конкурентоспособную продукцию, ведет к появлению определенного недовольства у других крупных игроков на внешних рынках. А проще всего устранить конкурента административными методами.

   — Продолжая тему антидемпинговых расследований, нельзя не упомянуть, что и Канада инициировала аналогичное в отношении белорусской арматуры. Что можете сказать?

   — Здесь картина в целом схожа с ситуацией с ЕС только с одной поправкой: Канада, как и США, применяет очень строгое и зачастую протекционистское законодательство в сфере антидемпинга. Именно поэтому данное дело затронет любую страну, которая экспортировала арматуру в Канаду за последние два года, что является явной попыткой отечественной промышленности устранить всехвозможных экспортеров, за исключением заводов США. В данном случае БМЗ — не одинок: расследование начато против поставок определенных видов арматуры из Беларуси, Гонконга, Испании, Португалии, Тайваня и Японии. При этом в «черный список» попали даже страны, поставившие в Канаду чуть больше 10 тысяч тонн арматуры. Это лишь подтверждает, что в данном случае тоннаж не имел значения: даже если бы БМЗ поставили меньшее количество — Беларусь всё равно была бы включена в антидемпинговое дело. Пока трудно предугадать, каковы будут результаты разбирательства. Можно лишь отметить, что БМЗ заявил о стремлении сотрудничать при его проведении. Канадское агентство пограничной службы получит ответы на все интересующие ее вопросы и разъяснения, необходимые для принятия соответствующих решений. В свою очередь заводом для консультаций будут привлечены опытные адвокаты, которые совместно со специалистами и субъектами собственной товаропроводящей сети выполнят все мероприятия, необходимые для квалифицированной защиты БМЗ.

   — Скажите, в свете сложившихся обстоятельств, какую стратегию дальнейшей работы видит БМЗ?

   — Мы никогда не сидели, сложа руки и полагаясь на какое-то чудо. Мы чутко реагируем на изменение экономических условий работы. Многопрофильность нашего производства (возможность выпускать как различный прокат, так и трубы и широкую линейку метизной продукции) позволяет удерживать свои позиции на мировом рынке и завоевывать новые. Например, в производстве проката, к которому относится арматура, сейчас мы делаем большую ставку на автомобильные круги, обладающие большей маржинальностью. При этом мы не забываем и о внутренних резервах: предприятие усиленно работает над сокращением своих издержек. Только за 11 месяцев текущего года это позволило получить эффект в размере $94,8 млн или 13,0% от себестоимости продукции. Одним словом, мы намерены сохранить свое место как в мировой металлургии, так и отечественной экономике.

Александр БЕНЬКО.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Судя по данным, изложенным в отчете Европейской Комиссии о применении торгово-защитных мер по данным на 30 ноября 2016 года, только в ЕС действует 95 предварительных и окончательных антидемпинговых мер и 12 -- компенсационных. Из них 50 касаются непосредственно стали и стальной продукции.

Назад

Поделиться